Уверенность в себе и социопатия

Примитивный всемогущий контроль и социопатия.

Такая первичная защита, как всемогущий контроль (омниопотенция) проявляется как в чувстве здоровой уверенности в себе так и в таком пограничном расстройстве личности, как социопатия.

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

Всемогущий контроль – это примитивная психологическая защита, которая используется для формирования психологического стержня «я».

Всемогущий контроль отвечает за то, что человек чувствует себя вершителем своей судьбы или главным в своей жизни. У человека появляется ощущение, что он сам управляет своей жизнью, в патологических формах всемогущий контроль проявляется в гротескных формах.

Психологи считают, что основой здоровой личности является, безусловно, положительная оценка себя как могущего управлять любыми своими потребностями, любыми своими нуждами.

«Я встаю утром, чувствую себя полным сил, чувствую, что планы, которые я наметил на сегодня, я выполню к вечеру, и чувствую полное удовлетворение, все идет, как по маслу, если и не выполняются все планы, то они откладываются по ряду определенных причин, но у меня есть твердое ощущение, что я справлюсь с любыми трудностями, с любыми конфликтами, которые могут возникать в моей жизни». Это ощущения здорового человека, у которого есть базовое позитивное ощущение себя, есть критика границ того, что я могу сделать, чего я не могу, и базовое ощущение довольства собой. Базовое ощущение довольства и любви себя, это нормальный нарциссизм, нормальная любовь к себе – когда человек, с одной стороны, уверен в себе, а с другой стороны, он себя достаточно любит, достаточно о себе заботится, это нормальное проявление всемогущего контроля в уже зрелой, психически здоровой личности.

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

Если мы спускаемся по нашей диагностической линейке уровней личности ниже – к среднему уровню, на середину невроза и пограничного расстройства личности, то мы можем видеть проявление всемогущего контроля в том, что человек чувствует себя достаточно пустым, он заботится только о себе, старается только манипулировать другими людьми и не может их любить. По большому счету, у него есть частичная критика, он понимает, что он может, что не в состоянии сделать, но присутствует ощущение пустоты, в том плане, что он постоянно занят тем, что старается сделать себе хорошо, что называется в народе эгоизмом. Человек-эгоист – в психоаналитической литературе таких людей называют нарциссами, они больше любят себя и не знают, как любить других, и только манипулируют ими.

Еще ниже по диагностической линейке расположен уровень психотически организованной личности. В этом случае можно увидеть крайние проявления, когда на пике психоза в клинику привозят пациентов, которые громко кричат: «Я – самый лучший». Здесь Всемогущий контроль – это безудержная вера в собственное всесилие и отрицание ограничений, накладываемых реальным миром.

С одной стороны, всемогущий контроль является стержнем и самым первым переживанием «я», переживанием младенца, когда он ощущает себя властелином мира. Но в норме, со временем наше чувство всемогущего контроля подвергается трансформации путем активного взаимодействия с реальностью, когда мы понимаем, что мы не все можем, не все в наших силах, что у нас есть ограничения в физических силах, ограничения в умственных способностях, ограничения в материальных благах. В результате тестирования реальности мы приходим к адекватной самооценке, и любое ощущение уверенности включает в себя архаический элемент всемогущего контроля. В норме всемогущий контроль с течением психического развития трансформируется в нормальную здоровую самоуверенность.

В крайних проявлениях патологии всемогущий контроль мы видим в галлюцинаторно-бредовых переживаниях психически больных людей, когда они буквально говорят, что звезды и солнце двигаются по мановению моих мыслей, что мир крутится вокруг меня. Психиатры называют это парафренной идеей, грандиозной идеей.

В неврозах всемогущий контроль в достаточно здоровой структуре эго проявляется в сомнениях. С одной стороны, человек знает, что у него есть силы что-то сделать, но, с другой стороны, у него слишком критическое отношение к себе, к своим силам и он сомневается: сможет ли он это совершить или нет. Люди могут тратить очень много сил, сомневаясь в себе, слишком преувеличивая ограничения внешнего мира или внутренних возможностей. В нормальном неврозе мы всегда видим какие-то сомнения и переживания по поводу уверенности в себе.

Задача психотерапевта состоит в том, чтобы найти баланс между уверенностью человека в себе, в том, что он может, и сознательным, трезвым восприятием ограничений и возможностей мира. Если при неврозе, когда возникают сомнения или что-то связано со всемогущим контролем, это лечится методом беседы, переубеждением и рациональной психотерапией или психоаналитической терапией, когда вскрываются бессознательные корни сомнения, то в случае психотических срывов или парафренных идей, основанных на шизофреническом процессе, это достаточно хорошо лечится лекарствами.

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

Когда мы говорим о пограничных расстройствах, имеется в виду, что люди, которые преимущественно используют примитивную защиту как всемогущий контроль, относятся к нарциссическому типу личности. Это личности, которые больше любят себя и совсем не умеют любить окружающих, личности – внутренне пустые, но с огромными грандиозными планами на жизнь, они могут внутренне хотеть быть президентами, руководителями огромных корпораций, а на деле даже не иметь сил и способностей завершить университетское образование.

Психоаналитики описывают таких пациентов как внутренне пустых, наполненных огромным самомнением, огромным пренебрежением по отношению к окружающим, часто плохо скрываемым. Психиатры очень часто, хотя не всегда, ставят диагноз социопатия таким личностям, потому что очень часто использование всемогущего контроля вкупе с примитивной идеализацией обесценивания приводит к тому, что такие люди имеют социопатическую структуру этики, когда «я и мои потребности – превыше всего, а потребности всех остальных ничего не стоят, и все вокруг – ничтожества».

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

И на фоне этических затруднений, которые возникают у человека, преимущественным образом использующего примитивную защиту всемогущий контроль, встает проблема с близкими, проблема с установлением взаимоотношений, проблемы с работой, с правоохранительными органами. Очень часто таких людей кладут в больницы, огромное количество таких людей сидит в тюрьмах, потому что они не вписываются в социально-приемлемую этику, принятую в этом обществе, и они совершают какие-то правонарушения, именно ведомые этим всемогущем контролем.

В практике психиатра можно четко выделить две категории пациентов, которые используют всемогущий контроль: с одной стороны, это пациенты, у которых есть явные проявления шизофренической болезни, позитивная симптоматика в виде бреда, истинная шизофрения.

Вторая категория пациентов – это те, которых по американской классификации психических болезней можно отнести к социопатам. Таких пациентов в последнее время становится все больше и больше. По сути, в их клинике отсутствует позитивная симптоматика в виде бреда обманного восприятия, шизофреническая позитивная симптоматика, а в основном преобладает психопато-подобная симптоматика, психопатоподобное поведение, асоциальное поведение, злоупотребление алкоголем и наркотиками.

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

Для психопато-подобного синдрома при социопатии характерна спонтанно возникающая агрессия, не имеющая под собой явной причины. Складывается впечатление, что пациент такой и есть, у него нет каких-либо побудительных причин, которые могли бы вызывать такое поведение. Потому что, если сравнить, как это происходит в норме, он, в принципе, нормальный, психически здоровый человек. Если он испытывает сильную боль, например, находясь в больнице, или истощен сильной болью, то он может вести себя крайне агрессивно, взрываться по малейшему поводу. Каждый знает это по себе: когда мы устаем, мы становимся гораздо менее дружелюбными людьми по отношению к окружающим.

А в случае с психопатоподобным синдромом при социопатии сложность диагностики заключается в том, что у таких людей идут характерологические нарушения, это присуще его характеру, его личности, и что смущает психиатров, что такие люди обычно не могут создавать эмоционально теплые отношения с людьми в принципе. Психиатрами это обычно диагностируется как эмоциональное уплощение, как эмоциональный дефект.

Основная проблема, которая возникает у психиатров многих стран, в том числе и в Казахстане, состоит в классификации этих двух категорий пациентов.

При шизофрении, когда назначается медикаментозная терапия, происходит достаточно быстрый эффект от применения лекарств, наблюдается явное улучшение. Это объясняется тем, что лечение направлено на причину такого поведения (галлюцинации, бредовые идеи), а часто эта причина вызвана именно биологическими нарушениями головного мозга на уровне нейромедиаторов.

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

Во втором случае с психопатоподобным синдромом и социопатической личностью, когда такого пациента начинают лечить медикаментозно, эффект будет незначительный: крайняя степень агрессии, злоба исчезнут, но поведение, склонность к асоциальным поступкам, к агрессивным выпадам, к злоупотреблению алкоголем, наркотикам сохраняются. Эффекта от лечебного действия нейролептиков практически не наблюдается.

Если по срокам лечения этого больного выписывают, он продолжает себя вести таким же образом, как вел себя до госпитализации. При этом у родственников может возникнуть представление, что психиатры ничем не могут помочь. Следует отметить, что американские психиатры не считают проблему социопатии психиатрической или медицинской. Это проблема педагогики, проблема социальных работников, проблема морального воспитания человека, школы, семейной терапии, но никак не проблема психиатра, который, как врач, должен помогать человеку бороться с биологическими причинами психических заболеваний.

Подчеркнем полную неспособность изменить моральный статус личности или характерологические нарушения с помощью лекарств. И поэтому американские психиатры в отличие от европейских врачей, от психиатров стран СНГ четко отделяют социопатию от шизофрении и назначают при социопатии обязательную семейную психотерапию или индивидуальную психотерапию, но никак не медикаментозное лечение, которое показано при шизофрении.

Нормы патологии в разных странах могут отличаться. Например, в Англии и в Казахстане 2% населения ставят диагноз шизофрения по психиатрической классификации, в Америке – 1%. В разных обществах понятие «нормы» и «не нормы» может разниться, и это соответственно влияет на постановку диагноза. Есть разные взгляды на нормальное и ненормальное поведение. Психиатрический диагноз – это некий компромисс между этими двумя составляющими.

Основной вывод: такая первичная защита, как всемогущий контроль, в норме проявляется в чувстве здоровой уверенности в себе, в своих силах, в понимании своих возможностей и возможностей мира, также их ограничений. В патологии наблюдаются парафренные идеи, парафренный бред (в шизофреническом процессе), а в промежуточном уровне развития личности между неврозом и психотической организацией личности – пограничные расстройства личности, такие характерологические нарушения личности, как социопатия.

И если невротические нарушения очень хорошо подаются психотерапии, а психотические нарушения – медикаментозному лечению, то при пограничных расстройствах личности очень плохо помогает и психотерапия, потому что такие люди не признают себя больными и не считают, что с ними что-то не в порядке, и медикаментозное лечение.

Примитивный всемогущий контроль и социопатия

Поэтому такие пациенты дают очень большую степень госпитализации и очень малый терапевтический эффект. В целом, для психиатров это достаточно неблагодарные пациенты в том плане, что они не вылечиваются, только регулярно госпитализируются, не меняя симптоматики. Здесь нет эффекта от лечения, не меняются и сами родственники, с ними также тяжело работать.

С другой стороны, для общества в целом это имеет положительный эффект: больной не идет по криминальному пути. К тому же, в отличие от американских коллег психиатры в СНГ не имеют таких мощных социальных служб, социальных работников, которые бы занимались конкретно проблемой социопатии, психотерапией таких людей, их трудоустройством, их дальнейшей социализацией в обществе.

 

 С Уважением psychiatrist.kz

Спасибо, что поделились в соц. сетях: