Проблема общения

Примитивные защиты и проблема общения.

Основная проблема общения между людьми состоит в том, насколько для организации своего внутреннего психологического опыта они используют так называемые примитивные защиты.

«Всё есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным.» Парацельс

Примитивные защиты и проблема общения. Психиатр в Алматы.

Это в большой степени определяет и основную психотерапевтическую проблему или психотерапевтическое противоречие, возникающее с душевнобольными людьми.

Условно говоря, в уровнях функционирования психической жизни можно выделить два процесса: первичный и вторичный. Первичный процесс – это процесс непосредственного переживания внутренней реальности, он наблюдается у любого нормального человека во время сна. Возникают какие-то фантастические образы, сюжеты, непонятные ситуации, в которые попадает человек; какой-то перевернутый мир, который человек во время сна воспринимает совершенно естественно и натурально, и переживает так, как будто это есть на самом деле.

Это состояние сна наилучшим образом характеризует первичный психический процесс, в котором действуют так называемые первичные или примитивные защиты или способы адаптации к реальности. У нормальных, здоровых людей существует и вторичный процесс, в котором больше присутствуют интеллектуальные построения и в котором много здравого смысла, много рациональных объяснений.

Примитивные защиты и проблема общения. Психиатр в Алматы.

Вторичный процесс характеризуется так называемыми зрелыми защитами и зрелыми способами адаптации к внешнему миру. Если представить в виде апельсина человеческую личность, то мякоть будет первичный процесс, а кожура будет зрелыми защитами. Здоровый невротик похож на этот апельсин, мягкая часть, косточки, сердцевина этого апельсина защищены плотной кожурой, которая защищает от внешних, вредоносных угроз и воздействий.

С точки зрения психиатрической диагностики, у душевнобольных людей, людей с психотической организацией личности этой кожуры как бы нет, они очень уязвимы для внешнего мира, для внешних воздействий, и, более того, они интерпретируют внешнее воздействие так, как ведет себя сновидец, очень часто фантастическим образом, соответственно и проблема общения именно для них наиболее актуальна.

Все те явления, которые может испытывать нормальный человек, может испытывать и психотик, но различия между невротическим уровнем организации личности и психотической в том, что психотик не может использовать зрелые уровни защиты или использовать вторичный процесс адаптации к внешнему миру в процессе общения.

Психотики не имеют внутренних психологических инструментов, которые называются зрелыми психологическими защитами, для реакции на обычные стрессы и угрозы от внешнего мира или текущие задачи. В этом коренное отличие между нормальными людьми и так называемыми «сумасшедшими».

Психотики имеют очень хрупкое Эго, очень странную интерпретационную картину мира, которую нормальный человек часто не может понять, потому что для него внутренний мир психически больного человека напоминает сновидение, в котором разные образы перемешаны в непонятной логической взаимосвязи, в какой-то странной сумятице, хаосе и дезорганизованности. Но важное отличие между невротиком и психотиком в том, что если обычный нормальный человек, пережив во сне такой опыт (так называемый первичный эмоциональный опыт, который мы все имеем, – психотический опыт), просыпаясь утром, говорит, да это был просто сон, то для человека с психотическим уровнем организации личности очень сложно и часто невозможно отличить вот это сновиденческое состояние от реальности.

Проблема общения. Психиатр в Алматы.

Таким образом, психическую жизнь можно условно разделить на два процесса: первичный процесс, который есть у всех людей и который характеризуется так называемыми примитивными защитами приспособления, адаптации к реальности, и вторичный процесс, который как бы надстраивается над первичным процессом и обрастает интеллектуализациями, рационализациями, трезвым взглядом на вещи, очень четкими психологическими границами.

Мягкий апельсин обрастает толстой коркой, которая защищает его от воздействия внешнего мира. Если эта так называемая толстая корка из зрелых психологических защит есть, то можно утверждать, что у этого человека невротическая организация личности, а если этой корки нет, то речь идет о психотическом типе организации личности.

Как рассматривается в психопатологии действие примитивных защит и какой характер приобретет проблема общения при их преобладании над зрелыми защитами?

Первая примитивная защита изоляция является характерологической защитой людей, страдающих шизофренией.

Примитивные защиты и проблема общения. Психиатр в Алматы.

Человек убегает от реальности в свой внутренний мир, не искажая ее при этом. Можно наблюдать, как больные шизофренией уходят в свой внутренний мир, кажутся снаружи тупыми, неконтактными, аутичными. В мягких формах они могут казаться задумчивыми, но если попросить рассказать их потом, что происходило во внешней реальности, они могут очень четко рассказать, кто что говорил, кто что делал. Они могут уходить в себя, но окружающее все же замечают. Основное достоинство изоляции в том, что эта психологическая защита не искажает внешнюю реальность, позволяет убежать от нее, избежать перестимулирования внешними стимулами.

Одновременно изоляция очень сильно рвет социальные контакты, так как люди развиваются именно в социальных контактах. Учеба, работа связаны с общением с другими людьми. А человек, страдающий шизофренией, закрывается в толстую скорлупу, которая защищает от внешних негативных воздействий, но вместе с тем он закрывается и от позитивных внешних стимулов, которые и развивают психику человека. В принципе, это проблема общения и любого нормального человека. В крайней форме это проявляется в кататоническом ступоре, изоляция от внешнего мира формируется в дефекте личности, когда они не хотят, не могут общаться.

Вторая очень важная защита, действующая тотально и проявляющаяся в психозах, – это защита отрицание.

Примитивные защиты и проблема общения. Психиатр в Алматы.

Тотальность действия этой защиты похожа на ситуацию, когда выключается лампочка, и светлая комната сразу становится очень темной, там ничего нет, а если там ничего нет, значит, это меня не беспокоит.

Людям, преимущественно использующим отрицание как ведущую защиту, обычно в крайней психопатологичной форме психиатры чаще всего ставят диагноз биполярное расстройство личности или в старой классификации – маниакально-депрессивный психоз.

Но в более легких формах на невротическом уровне организации личности у людей можно поставить акцентуацию характера по циклотимическому типу, легкие перепады настроения. В этом случае чаще всего отрицается депрессия, отрицаются грустные, негативные части реальности, поэтому использование примитивной защиты отрицания приводит к мании.

Закономерный эффект от применения этой защиты – это маниакальное эйфорическое состояние. Поэтому плюсы, которые получает человек от использования такой защиты, – это хорошее, веселое расположение духа, когда море по колено, все получается. В норме людей, которые в легких степенях используют отрицание, называют оптимистами, а в патологии, в более грубых формах, их называют маниакальными людьми с отсутствием критики.

В норме отрицание может позволять совершать героические поступки, как например, вполне нормальным, обычным людям на войне, когда отрицаются смерть, усталость, нездоровье, болезни. Но когда такая защита действует тотально, постоянно, то это приводит к очень серьезному искажению внутренней и внешней реальности, внутри себя человек не замечает негативных сторон – усталости, болезни, негативных переживаний, печали, грусти, а снаружи не замечается плохое.

Третья защита – это примитивный всемогущий контроль или, как ее еще называют, «омниопотенция».

Примитивные защиты и проблема общения. Психиатр в Алматы.

Обычно в патологии наблюдаются два проявления патологичного использования этой защиты: с одной стороны, люди могут чувствовать себя омниопотентными, они так чувствуют, думают и действуют, как будто они всемогущи и могут управлять морями, океанами, в крайних степенях бреда. В более мягко выраженных нарциссических расстройствах люди внутренне считают себя выше других, особенными, очень необычными. Здесь важно дифференцировать: в нормальных состояниях восприятие себя внешне и внутренне слито: я какой-то особенный, а все остальные какие-то очень слабые, и действие этой примитивной защиты слито в мыслях, чувствах и действиях. С другой стороны, в патологии наблюдается, например, бред самоуничижения: я самый худший, меня должны наказать, меня должны покарать, я не достоин ничего хорошего, я не имею право быть счастливым.

Основные достоинства этой защиты в том, что, имея такой внутренний стержень, как «я все смогу», «я самый лучший», нормальный здоровый человек, переживая несчастье или неудачу и регрессируя до примитивных форм психики, упирается в «дно» нашей психики, которое говорит: «ты самый лучший, ты все можешь, ты всего достигнешь». Отталкиваясь от этого внутреннего, стержневого, базового ощущения, что «я самый лучший, я все могу, я все сделаю», человек «выплывает» из неудач, из своих невротических симптомов на поверхность более зрелого функционирования.

В психопатологии видим, как человек условно утонул под воздействием внешнего стресса, не может подняться, и он курсирует возле дна, возле этого первичного ощущения всемогущества. Эта защита вносит свою лепту в искажение реальности, и в ней также заложена проблема общения, коммуникаций с другими людьми.

Недостатки использования этой защиты в том, что искажается как внутреннее восприятие себя, приводящее к деперсонализации, к симптому самоуничижения, к парафренным идеям, так и восприятие действительности, окружающих людей.

Четвертая защита – это примитивная идеализация, обесценивание.

По мнению психоаналитиков, примитивная идеализация и обесценивание, это следующий этап развития защиты всемогущества, и она возникает на более позднем этапе развития психики. Если сравнивать людей, которые используют примитивную защиту всемогущества, и людей, которые используют примитивную идеализацию, то тех, кто преимущественно применяет примитивную идеализацию, характеризуют как более сохранных, более продвинутых, более способных на зрелое функционирование, чем тех, кто использует примитивный всемогущий контроль.

В патологии людей, которые преимущественно используют примитивную идеализацию или обесценивание, называют нарциссическими.

Достоинства идеализации-обесценивания. Эта примитивная защита является основой для развития зрелой любви. В норме процесс идеализации-обесценивания связан с четкой критикой, он происходит без искажения реальности и никогда не бывает таким тотальным, как в патологии.

Проблемы общения

Минусы этой защиты – люди, которые используют преимущественным образом примитивную идеализацию-обесценивание, чаще всего не могут выдерживать очень долгие отношения с другими людьми, вначале они очень сильно идеализируют, привязываются к объекту, а потом обесценивают и начинают разрушать этот объект любви, и в итоге они остаются одни, либо они идут от встречи к встречи в более зрелых проявлениях этой психопатологии.

В результате – мужчины и женщины, которые не могут любить и у них только кратковременные сексуальные связи, или не могут работать, учиться, потому что, идеализируя предмет будущей профессии, говорят:

«Нет, там все плохо», и все бросают. Недостаток этой защиты в том, что ее тотальное использование без критики приводит от мягких форм, когда человек не может любить или устанавливать долгосрочные связи, к более грубым формам – человек вообще не способен устанавливать какие-либо контакты с другими людьми.

Пятый механизм примитивной психологической защиты – это механизм проективной идентификации.

Люди, которые используют проективную идентификацию, обычно странным, «магическим» способом воздействуют на других людей. С одной стороны, они могут испытывать какие-то очень сильные, нежные чувства, но чаще всего мы наблюдаем, что вполне нормальный человек внезапно начинает испытывать очень сильную ярость возле таких людей и говорить не свойственные ему вещи. Чаще всего это проявляется в негативных эмоциях, в раздражении, гневе.

Психиатры часто наблюдают, что рядом с психически больными людьми, которые используют этот первичный бессознательный процесс коммуникации, медицинский персонал невротизируется, порой ведет себя крайне неадекватно. Здоровые члены семьи рядом с психически больными людьми вдруг начинают скандалить, конфликтовать.

В народе это называют вампиризмом. По сути это просто обычный процесс коммуникации. Только он примитивный, бессознательный, когда человек в силу своих психических особенностей не может пережить ту или иную эмоцию или сделать то или иное действие. Он тем или иным способом «манипулирует» окружающими, чтобы они делали это за него. Люди, которые используют проективную идентификацию, не понимают, что это бессознательный механизм. Если они внимательно будут чувствовать, то могут обратить внимание на то, что это не их эмоции, не их желания, они как будто бы действуют под действием чужой воли.

Примитивные защиты и проблема общения. Психиатр в Алматы.

Плюс этой защиты в том, что она является основой межличностного взаимопонимания, чувства «локтя». В норме это проявляется в межличностной сплоченности, когда любимые понимают друг друга с полуслова, когда игроки одной команды понимают желание и намерение другого игрока.

Примитивные защиты во многом определяют характер и особенности межличностных коммуникаций, а проблема общения во многом определяется уровнем зрелости тех или иных психологических защит, которые заложены в нас с самого рождения. Понимая механизм действия примитивных защит, уровень их действия в каждом конкретном человеке, можно более грамотно строить взаимоотношения с окружающими нас людьми. Это становится особенно актуальным, когда мы находимся рядом с душевнобольными людьми.

 

С Уважением psychiatrist.kz

Спасибо, что поделились в соц. сетях: