Манипуляция сознанием

Примитивная проективная идентификация и манипуляция сознанием.

Проективная идентификация – способ психологической коммуникации между людьми, на котором основана любая манипуляция сознанием.

Примитивная проективная идентификация и манипуляция сознанием

Проекция-интроекция – это фундаментальные психологические механизмы защиты или адаптации к внешнему миру, которые используют все человеческие существа для того, чтобы понимать и постигать окружающий нас мир.

Эти два процесса – проекция-интроекция – взаимосвязаны. Когда мы что-то усваиваем или поглощаем из внешнего мира, мы поглощаем с известной долей критики и делаем своим, в педагогике этот процесс называется процесс усвоения знаний, когда знания поглощаются и становятся своими. На примере обучения вождению автомашины, процесс выглядит таким образом: вначале мы слушаем команды инструктора, следим за его голосом, в итоге эти команды усваиваются и присваиваются в результате тренировок, и становятся как бы своими. Проекция, с психологической точки зрения, это процесс отдачи знаний, например, вариант нормальной проекции, учитель рассказывает ученикам про что-то, это процесс отдачи своих усвоенных знаний.

Отметим, примитивные защиты всегда отличаются от более зрелых защит тем, что они действуют тотально и в них слита когнитивная часть (когнита – знание, мысли), эмоциональная (эмоции) и поведенческая часть или действие. Зрелые защиты могут использоваться только в мыслях, только в эмоциях, либо в поведении, либо в какой-то комбинации мысли-эмоции или эмоции-поведение.

С точки зрения психологии, интроекция как ведущий механизм психологической защиты и у невротиков вызывает появление так называемых «интроектов». Интроект – это нечто усвоенное и помещенное внутрь, но без критического переосмысления, без критической ассимиляции. Это похоже на ситуацию: мы что-то съели, наш желудок не может переварить, и это сидит в нас, не уходя ни вверх, ни вниз, и не усваивается. Часто у людей можно наблюдать такие родительские интроекты в виде жестких убеждений о действительности, например, мальчикам плакать нельзя, или девочка должна быть чистой и аккуратной.

Примитивная проективная идентификация и манипуляция сознанием

В норме мы видим на примере родительских интроектов существование таких убеждений, которые не сам человек сформировал для себя в результате постепенного присвоения чужого опыта, а как бы полностью «заглотил» это убеждение, не меняя, не критикуя, не присваивая, не делая своим, а теперь использует и выдает в общении.

Проекцию как механизм психологической защиты можно наблюдать в норме, когда человек не видит в себе недостатков, но замечает эти недостатки в других, так он свои недостатки очень резко замечает в других. Например, ребенок уронил ложку или стал грязным и родитель делает ему критическое замечание, ты неряха, ты растяпа, и при этом сам, роняя ложку, продолжает ругать ребенка. Мы видим в другом человеке то, чего не хотим замечать в себе, и обращаем на это наше критическое внимание.

В принципе в норме в рамках неврозов обязательно можно видеть процессы проекции, интроекции у достаточно здоровых людей.

Проективная и интроективная идентификации – это достаточно примитивные механизмы функционирования психики. По сути, маленький ребенок, в возрасте 1-2 лет, интроецирует образы и поведение своих родителей, он становится похожим на своих родителей и поэтому в народе существует такая поговорка: «Яблоко от яблони недалеко падает». Ребенок видит, как ведут себя родители, и ведет себя так же, он старается быть похожим на них. Очень ярко это видно, когда ребенка отдают в детский сад, и он со своими ровесниками интроецируется и начинает приобретать новые привычки, менять линии поведения.

В социальной психологии этот механизм называется механизмом социальной имитации. Мы смотрим на человека, который похож на нас, и делаем так же, как делает он. В норме процесс интроективной идентификации не вызывает никаких проблем. Вы можете заметить за собой, что если вам понравился преподаватель или тот или иной артист, то вы начинаете говорить таким же голосом, использовать такие же жесты. Это нормальный способ психологического развития, когда мы становимся похожими на своих идеалов, кумиров, на тех людей, которые нас окружают.

Проективную идентификацию рассмотрим подробнее, потому что наличие или отсутствие проективной идентификации как ведущего типа психологической защиты является очень важным для психотерапевтической диагностики, с одной стороны, потому что мы по наличию или отсутствию такого способа защиты психики от внешних угроз и адаптации к текущей реальности определяем тип психологического функционирования данного человека и планирование хода лечения и терапевтического вмешательства.

Проективная идентификация – это такой способ примитивной защиты психики человека, при котором негативные, угрожающие, несовместимые на данный момент эмоциональные состояния, поведение и мысли переносятся в другого человека, они проецируются.

proektivnaya-identifikaciya-manipulyaciya-soznaniem

Так как это процесс очень примитивной коммуникации, то другой человек начинает вести себя в соответствии с проецированными на него мыслями, чувствами, действиями, он как бы идентифицируется с отрицаемыми состояниями психики, которые есть у человека.

В норме проективную идентификацию мы видим с первых минут жизни человека. Можно наблюдать как позитивную, так и негативную сторону этого процесса. Позитивная заключается в том, что младенец, используя примитивный механизм защиты или адаптации к реальности, как бы «заставляет» чувствовать мать, что чувствует он, и вести ее таким образом, которым он хотел бы вести, то есть происходит естественная манипуляция сознанием матери.

Это в принципе очень примитивные чувства и ощущения, но многие матери рассказывают про то, что они чувствуют, что их младенец хочет, мы можем видеть от с первых дней до 1 года первичное симбиотическое слияние с мамой. Мать предупреждает все потребности своего ребенка, ведет себя таким образом, чтобы ему было наиболее комфортно. Здесь присутствует элемент психики матери – она имеет возможность достаточно гибко приспосабливаться к ребенку, но с другой стороны, мы видим, что ее действия обусловлены механизмом проективной идентификации, когда ребенок «заставляет» мать действовать наилучшим способом для него самого, то есть фактически манипулирует ее сознанием. Он проецирует и заставляет идентифицироваться мать с его потребностями.

Это настолько тонкие механизмы, они настолько тотальны, что могут восприниматься как магические, как будто есть архаичная основа, для того что «он или она волшебным образом меня понимает». На самом деле, с точки зрения психоаналитиков, это свидетельствует о том, что между людьми есть очень сильные, напряженные, хорошие, эмоциональные взаимоотношения и очень хорошо налажена как сознательная, так и бессознательная коммуникация.

Проективная идентификация относится к бессознательной коммуникации между людьми.

Проективная идентификация – такой психический процесс, такой способ психологической коммуникации между людьми, когда один человек может вызвать в другом те или иные эмоциональные, мыслительные, поведенческие реакции, которые он хотел бы в нем видеть и получать.

Примитивная проективная идентификация и манипуляция сознанием

Интроективную идентификацию в норме можем наблюдать у людей, когда они интроецируют образы своих кумиров, хотят быть похожими на них, хотят вести себя, как они. Здесь проходит важное отличие между интроективной и проективной идентификацией. Если интроективная идентификация – это «я вижу кумира, я хочу быть похожим на него, я сливаюсь с ним, становлюсь таким же, как он!», то проективная идентификация – «он хочет, чтобы я была такой или я был таким, и я становлюсь таким».

По сути, проективная идентификация – это мгновенный процесс, когда «я, не думая про то, что хочет она, чтобы я стал чувствовать или делать вот это или это, вдруг начинаю себя вести таким образом».

Огден давал такую формулировку проективной идентификации с точки зрения межличностного процесса: «человек отчуждает свои чувства и манипулятивно побуждает другого их переживать, а затем следуют видимые изменения в поведении их обоих».

  • Что нам нужно знать о проективной идентификации и как она воздействует на межличностный процесс психически больного человека с окружающими его людьми?
  • Явное проявление проективной идентификации с психически больным человеком является симбиотической связью?
  • Почему разрушаются семьи?
  • Почему психически больной человек оказывается в одиночестве?
  • Почему я не могу контролировать свои эмоции и поведение рядом с психически больным человеком?

Первое бросающееся в глаза наблюдение – это очень тесная симбиотическая связь чаще всего с матерью пациента, хотя возможны варианты симбиотической связи с отцом, бабушкой, братом, женой, мужем, сестрой. Психически больные люди склонны устанавливать симбиотические связи с окружающими их людьми.

Симбиоз – это очень тесное взаимодополнение. Чаще всего симбиоз психически больного протекает в позиции сверху вниз, родитель сверху, а психически больной снизу, хотя нередки варианты, когда психически больной устанавливает какие-то требования, рамки, ведет себя, как кумир семьи, и все подчиняются его неадекватным требованиям.

С точки зрения аналитика, психика человека, функционирующего на психотическом уровне развития личности, представляет собой такой тип, когда нет четких границ между «я» и «не я», между своими внутренними переживаниями, переживаниями внешнего мира.

Если психически здоровый человек больше похож на машину, у которой есть мотор, двигатель, колеса, – у него есть все для того, чтобы двигаться самостоятельно, то психически больной человек похож больше на вагон или на прицеп к машине (на самом деле эта метафора не очень корректная, потому что психически больной точно такой же человек, как и все остальные люди, у него есть свой мотор, но складывается впечатление, что ему не хватает мощности этого мотора).

Психически больные люди используют окружающих людей для того, чтобы испытывать те или иные переживания, которые они не могут пережить сами.

Несомненный плюс такой психической защиты, как проективная идентификация, в том, что окружающие люди безмолвно, «телепатически» начинают не просто думать о потребностях этого человека, но также испытывать эмоции и совершать действия, которые необходимы для выживания этого человека.

С точки зрения психиатра, складывается впечатление, что психически больные люди так выстраивают свою коммуникацию, что люди рядом с ними оказываются в двоякой ситуации, они начинают чрезмерно тревожиться, заботиться о нем, особенно ярко выражены такие стремления в матерях. Так как эмоции у нас всегда полярные, если у нас есть радость, то есть и горе, если у нас есть желание обнять, то его полярность – это желание ударить. Психически больные люди сами не могут испытывать внутри себя всю гамму эмоций, и они используют механизмы бессознательной коммуникации, «заставляют» испытывать те эмоции, действия и мысли, которые они в силу своего психического устройства психики не могут испытать. В какой-то мере все окружающие люди вокруг психически больного человека становятся частями его психики в том или ином выражении.

В норме люди более или менее гармонично устанавливают отношения со всеми окружающими, у них не бывает резкого контраста, и они не нуждаются в такой примитивной защите, как идентификация, для того чтобы передавать свои эмоции, чувства и поведение другим, чтобы они вели себя необходимым образом.

Примитивная проективная идентификация и манипуляция сознанием

Таким образом, первый феномен, который мы наблюдаем рядом с психически больными людьми, – феномен симбиоза или гиперзависимости от других людей. Второй – феномен внезапных вспышек эмоций (чаще всего это ярость, злость, тревога, которые возникают рядом с психически больным человеком). В состоянии обострения болезни психоаналитики наблюдают хаос, сумбур и сумятицу в мыслях, чувствах и поведении родственников больного.

С точки зрения психоаналитика, это яркое проявление действия проективной идентификации. Так, психиатры наблюдают индуцированные бредовые состояния у ближайших родственников, когда родные начинают верить в немыслимые идеи своих психически больных членов семьи. Все это – феномены одного ряда, все это – действие примитивной защиты проективной идентификации.

Примитивно организованная жизнь психически больного человека, в которой он не может переживать разновекторные эмоции одновременно, позволяет передавать ему свои эмоциональные состояния, проецировать их, отдавать другим, чтобы они переживали за него. Это происходит мгновенно, без слов, без понимания, без осознания в ситуации общения, так психически больной человек может влиять на окружающую его семью.

Психически больные люди описывают свой внутренний мир, как скачки чувств, наплыв мыслей, хаос. Поэтому душевнобольные люди устанавливают такие взаимоотношения, чтобы присоединить свой корабль с хаосом и сумятицей на борту к другому кораблю и плыть в дальнейшем за ним в симбиотической связи. Когда они используют механизм проективной идентификации в состояниях психоза, обострения, то их сильные эмоции отщепляются и раздаются разным членам семьи. В целом вся семья начинает испытывать хаос, дезорганизацию, растерянность. При этом родственники понимают, что те эмоции, которые они испытывают рядом с больным, – чуждые им. Они описывают механизм проективной идентификации так, как будто в тебя внедряют чужую эмоцию, чужую мысль, чужое поведение.

Этот феномен очень важен для понимания того, как жить с душевнобольными людьми, ведь психическая болезнь очень серьезно влияет на межличностное общение и разрушает коммуникацию нормальной межличностной связи между членами семьи.

Психически здоровому человеку, когда он испытывает стресс, растерянность или какие-то сильные эмоции, плохо внутри, но внешне это не проявляется, и люди вокруг него спокойны. Это важное отличие. Когда плохо психически больному человеку, то внутри он будет говорить, что у него все хорошо и нормально, но снаружи всем окружающим людям будет эмоционально плохо, при том, что для этого не будет видимых причин.

В норме, когда мы общаемся с человеком, если ваш собеседник вдруг начинает проявлять агрессию, вы можете в ответ дать ту же самую эмоцию, но при этом вы понимаете, на что вы отреагировали, вы понимаете, что стало причиной конфликта. В случае с психически больным человеком – он создает ощущение спокойного, добродушного человека, но вас почему-то начинает трясти от ярости, злости или у вас появляется немотивированная сильная тревога, что может произойти нечто страшное, появляются внезапно приливы нежности, непонятное желание убежать, сорваться с места и выскочить из дома. Вы не понимаете, откуда возникают все эти непонятные эмоции. Скорее всего, они связаны с использованием пациентом механизма проективной идентификации.

Таким образом, проективная идентификация является примитивным видом психологической защиты от внешней реальности.

Примитивная проективная идентификация и манипуляция сознанием

Ее главный феномен заключается в том, что психически больной человек отрезает те эмоции, которые он не может испытывать или которые не могут вместиться в его душе, он внедряет их в окружающих его близких людей и «заставляет» вести себя в соответствии с его представлением о мире. Второй момент, который хотелось бы подчеркнуть, – проективная идентификация, как главный межличностный инструмент для коммуникации психически больных людей, расходятся на 2-3 лагеря. Например, мама может считать, что он болен, папа – не болен, брат – что он просто «придуривается».

С точки зрения психиатра, здесь опять возникает вечный вопрос: «что появилось раньше – курица или яйцо?» Что послужило толчком к обострению болезни? Сначала пациент испытал какую-то агрессию и не смог ее пережить внутри себя, и при помощи проективной идентификации внедрил ее в человека, который находился рядом с ним, или же этот человек начал вести себя очень агрессивно, а у душевнобольного появилась причина и объяснение, почему ему сейчас так плохо, ведь на него повысили голос, значит, его не любят. Здесь сложность в том, что нормальный человек помнит, что он накричал на психически больного человека и после этого тот дал обострение, поэтому родные начинают испытывать невротическое чувство вины, коря себя за то, что не сдержали чувств, накричали. Это тоже механизм того, как невротизируются люди из окружения психически больного человека.

Так что еще раз заострим внимание на необходимости психотерапевтической поддержки семьи, на важности просветительской работы в отношении тех психологических коммуникационных феноменов, которые возникают при общении с психически больным человеком, на развитии навыков общения с таким родственником.

Анализ проективной идентификации в статьях:

Другие психологические защиты в статьях:

 

С Уважением psychiatrist.kz

Спасибо, что поделились в соц. сетях: