«Я плохая…» Анализ проективной идентификации во время групповой терапии

История первая:  Я плохая, но и они все плохие, весь мир плохой…

Когда истина не важна, а важно доказать свою «правду»: Я плохая, но и они все плохие, весь мир плохой…

Я плохая

Описание пациентки: Мария – женщина, 40 лет, разведена, имеет ребенка-подростка. Групповую терапию посещает несколько лет, до этого проходила индивидуальный анализ.

Ситуация: в начале группового интенсива одна из участниц отметила, что Мария хорошо выглядит и нравится ей. Реакция Марии: «На самом деле Наталья так не думает, она злится на меня. Она вызывает во мне раздражение из-за того, что эта участница говорит про себя только хорошее – и в семье у нее хорошо, и дома все хорошо и на работе все хорошо, у нее нет конфликтов». В ответ на это заявление участница группы Наталья ответила: «Если в моей жизни все хорошо, то я стараюсь видеть во всем хорошее. Я выхожу на улицу, вижу молодых людей – они все красивые, веселые, довольные, и у них все есть: нетбуки, сотовые телефоны». Это заявление вызвало у Марии еще больше раздражения, она усилила давление на соучастницу группы. Женщина пыталась доказать Наталья, что у последней не все хорошо складывается в жизни.

Суть ситуации в том, что когда Наталья сказала Марии: «Какая ты замечательная», Мария отсоединила, вычленила из заявления тот факт, что ей сделали комплимент, что ее хвалят, что «она хорошая», что Наташа видит ее в позитивном свете. Далее она переключилась на разбор ситуации Натальи, что когда Наталья говорит, что в ее семье все замечательно, это раздражает. «Поэтому я хочу, чтобы Наталья мне сказала, что я ее тоже раздражаю, потому что у меня все не так хорошо в семье, я не такая идеальная, как ее семья».

Усилия группы в последующие 8-9 сессий были направлены на то, чтобы доказать Марии, что человек может одновременно испытывать и очень позитивные чувства к другому человеку и признавать при этом наличие у него недостатков. Как в случае с Натальей – она восхищается Марией, но в то же время признает факт, что у Марии не все идеально в семье, есть проблемы, над которыми надо работать. Таким образом, Наталья может любить, восхищаться человека в целом, а не реагировать только на отдельные его поступки или слова. Тем временем, Мария в свою очередь пыталась доказать и Наташе, и всей группе, что «Наташа на самом деле испытывает только одну эмоцию из целого спектра – раздражение или недовольство по отношению к ней». Группа пыталась объяснить, что человек, как окружающий мир, – не может состоять только из одного цвета, есть великое множество тонов и оттенков. Человек также может испытывать разные ощущения, чувства, желания.

Что происходило с Натальей в это время? В процессе дискуссии, когда увеличивалось давление со стороны Марии, Наталья из благодушного состояния, позитивно-доброжелательной установки по отношению к Марии переходила в гневное состояние, занимала оборонительную позицию, разговаривала на повышенных тонах. Когда группа указала на состояние Натальи, на ее злость по отношению к Марии, женщина спокойно, безэмоционально отметила: «Да, я вижу, что Наташа раздражена на меня. Но я хочу, чтобы Наташа вербально сказала, что она сейчас ко мне чувствует». Исходя из этих слов получается, что для Марии недостаточно визуального проявления эмоций или какого-то эмпатического понимания другого человека. Так было в самом начале, когда Наталья была доброжелательна к Марии, так и в конце конфликта, когда Наталья уже «бурлила» негативными эмоциями. Мария не понимала Наташу, ее внутреннее состояние не интерьецировало внутрь себя, не сливалось, не принимало состояние и эмоции Натальи. Пациентке нужно было, чтобы Наталья прямо сказала ей: «Я на тебя злюсь, ты меня раздражаешь».

В конце концов, Мария спровоцировала Наталью на очень бурное выяснение отношений – на языке психоанализа это называется «отреагирование», когда ситуацию человек уже не контролирует, там уже не было анализа, не было спокойного понимания своих эмоций. В итоге Наташа сказала Марии, что вообще не будет разговаривать с ней.

Смысл любой коммуникации в той реакции, которую мы получаем в ответ.

Получается, Наташа дала именно такую реакцию – «я не буду с тобой разговаривать», на которую настраивалась Мария. Она добилась крайнего проявления враждебности от участницы группы, которая прекратила общение с ней. Все это позволило Марии подвести свои итоги, и она сказала группе: «Посмотрите, вы видите, она со мной не разговаривает, значит, она действительно на меня раздражалась, значит, она обманывала все это время. Я была убеждена в этом, а вы этого не видели!».

Мария также подчеркнула, что Наталья быстро пошла на конфликт и очень скоро отказалась от общения, что, по ее мнению, также говорило в пользу ее изначальной позиции, что Наталья ее не уважает, и раздражается на нее. Все присутствующие на это заметили, что для того, чтобы добиться такого результата, Мария 3 дня, 12 часов группового анализа доводила Наталью, и Наталья держалась все это время, не позволяя себе прореагировать на замечания и необоснованные претензии Марии.

Участники указали Марии на это событие как на отражение жизненных ситуаций, происходивших с женщиной. «Вы говорили, что со многими не можете сойтись, что многие люди в вашей жизни относились или относятся к вам недоброжелательно. На самом деле это вы же что-то такое делаете, от чего окружающие в итоге разрывают контакты с вами». Мария на это ответила, что знает о такой своей особенности, но не понимает, почему так происходит, и хочет разобраться, почему Наташа не захотела с ней общаться. Таким образом, пациентка вновь передвинула фокус с себя на другого человека.

Идентичное действие Мария совершила, когда Наташа в самом начале отметила положительные качества женщины и сказала, что она ей очень нравится. На что Мария прореагировала, заявив, что лично ее раздражает Наталья и тот факт, что у нее «все хорошо». Такая реакция оценивается другим человеком как нападение. Со стороны эта ситуация напоминала игру «охотник-добыча», где Мария выступала в роли охотника, продемонстрировав позицию: «все-таки я сейчас тебя поймаю и заставлю рассказать всю правду о себе, я тебе и всем докажу, что на самом деле ты не такая хорошая, ты сознаешься сама в том, что раздражена на меня». В итоге было потрачено очень много усилий на то, чтобы «доказать» другому человеку, что он на самом деле к нему относится недоброжелательно. В ответ на такую позицию, постоянные нападки и язвительные комментарии Наташа действительно начала вести себя враждебно, использовать гневные интонации в общении с Марией, игнорировать разговоры: «объяснять Марии все равно бесполезно, так что смысла разговаривать с ней я не вижу». Таким образом, Мария в очередной раз для себя самой смогла выступить в роли правдолюбца: «я вижу, что так на самом деле честно, я знаю, что я плохая и мир враждебен ко мне, в итоге я в этом в очередной раз убедилась».

Выводы.

На этом примере мы видим прохождение 3 этапов коммуникации. Первый этап – это когда человеку говорят какой нибудь комплимент: «ты мне нравишься». Наташа увидела Марию и сказала ей, что она хороший человек. В ответ Мария не продемонстрировала ожидаемую реакцию, сказав: «Спасибо тебе», такое впечатление, что она восприняла эту похвалу как атаку на себя, интерпретацию ее состояния, ее личности. Мария дала ответную интерпретацию: «А меня раздражает, что ты всегда говоришь про свою семью, что у тебя все хорошо». И если мы обратимся к структуре коммуникации по Ватславик, то в принципе в коммуникации есть либо симметричные ответы, либо комплементарные. И здесь наглядно виден комплементарный ответ: женщине дали доброжелательную коммуникацию, а она в ответ – враждебную. То есть Наташа сказала предложение со знаком «плюс», Мария в ответ выставила «минус» – «ты обманываешь меня, потому что на самом деле я плохая ».

Второй этап был посвящен тому, что Мария доказывала Наташа что та на самом деле не такая хорошая, какой пытается казаться, и, по сути, фокус внимания сдвигался с точки анализа личности Марии – на анализ личности Наташи, на ее жизнь.

Третий этап коммуникации заключается в том, что Наташа сдалась, перестала «держаться» за то, что она доброжелательная, и просто сказала: «Я не буду разговаривать с Марией, ведь это –«бесполезно». Таким образом, Мария ощутила победу, она еще раз убедилась в своей теории, что: « Я плохая, но и они все плохие, и на самом деле весь мир плохой и враждебный, и я была права. На самом деле я понимаю мир лучше, чем окружающие меня люди».

В истории с Марией мы видим глубокий невротический уровень организации личности, близкий к пограничному. Мария комплимент в свою сторону воспринимает как агрессию и потом разворачивается для атаки на другого человека с целью доказать свою правоту и оставить группу в ощущении бессилия. Если группа символизирует маму, то оставить маму – группу в ощущении, можно сказать, импотентности.

Пациенты с пограничной структурой личности используют проективную идентификацию гораздо дольше, жёстче, ригиднее, до тех пор, пока не достигнут своей цели. Обычно эти цели состоят в том, чтобы защитить свою личность, стать «хозяином горы» условно и обессилить окружающих.

Другие статьи из этого цикла:

История вторая: Меня никто не любит…

История третья: Конфликты в семье

С Уважением psychiatrist.kz

Спасибо, что поделились в соц. сетях: